ВСЕ НОВОСТИ:

История одного никопольчанина

Никому не нужные истории

История одного никопольчанина

25 августа 1975 года – свадьба у моейодноклассницы Людмилы Чевардиной. Я приглашена со стороны невесты. Со стороны жениха был приглашен, в последующем мой будущий муж – Валерий. Вот так мы познакомились. Мы понравились друг другу. Я была учителем начальных классов в селе Кирово. Валера работал на автокране ЗИЛ – 130 в ПМК – 4 , это каменный карьер.

К тому времени  я была уже сирота. Мой папа умер , только успев узнать, что я поступила в педучилище. А мама умерла когда я уже была на третьем курсе. 

    Благодаря настойчивости классного руководителя – Сотниковой Е.Я. я закончила педучилище и стала учителем начальных классов. Со времен студенческих лет мне приходилось жить на 24 рубля в месяц. Такой была стипендия. Больше мне никто ничего не помогал и не выплачивал. С моим будущим мужем мы встречались 7 месяцев и затем подали заявление в ЗАГС. Первоначально наша свадьба была назначена на 10 марта, но потом в связи со свадьбой брата моего мужа, нашу свадьбу перенесли на 26 апреля 1975 года. Так в нашей семье впервые прозвучала дата – 26 апреля. Но это было очень радостное событие. Наша свадьба была очень весёлой. Её помогли подготовить и провести братья моей умершей мамы. 

    Таких мужчин как Валера мне просто больше не встречалось на моём жизненном пути. Великодушный, очень добрый, щедрый, романтичный, ласковый, человечный. Самый дорогой мне человек, самый лучший муж и отец двоих детей. Он очень хорошо умел дружить. Друзья у него оставались с самой юности и на всю жизнь. Если было необходимо, то он приходил к ним на помощь в любое время суток. Он был не конфликтным человеком, и у него не было врагов. В семье все спорные вопросы решались без рукоприкладства и крика.  Как настоящий мужчина он был не многословен, но с прекрасным чувством юмора. Это меня привлекало в нём больше всего. Особенно Валера дружил со своим младшим братом Юрием, всегда приходи ему на помощь. Ещё у нас был кум – Кислый Александр. Теперь мы с его женой –вдовой, состоим в одной организации «Союз вдов чернобыльцев».

 История одного никопольчанина

   С первых дней создания нашей семьи мы жили отдельно. Это помогло ещё лучше укрепить нашу семью. Первой у нас родилась дочь Надежда. Через 7 лет родился сын. Радости у Валерчика не было конца. Он был очень хорошим мужем, но ещё лучшим отцом. Дети не знали отказа ни в чём… Вместе с ним на выходных дети ходили в парк на качели, играли в бадминтон, футбол, катались на велосипеде, играли в  разнообразные настольные игры : хоккей, футбол, лото, шашки, домино . В выходные выезжали на природу. 

   Ещё Валера был очень «рукастый». Так говорят о людях, которые любую свою начатую работу выполняют на все 100 %. Ремонт в квартире - пожалуйста, переставить розетки, перестелить полы, отремонтировать крышу – тоже можем. 

   Ещё он был очень большой романтик. Валера мог из любой даты сделать праздник. Так однажды, когда я была дома с маленькой дочерью, он задержался с работы где-то на 20 минут. Я заволновалась, так как он не предупреждал об этом (а мобильных телефонов тогда ещё не было). С работы приходил вовремя, всегда в одно и тоже время. Я всегда его ждала с работы, так как мы всегда заходили домой с ним вместе. Он помогал мне заносить коляску домой и мы вместе ужинали. Но тут я увидела , что к подъезду спешит мой Валера, с цветами и тортом. Я поинтересовалась : «Что за праздник ?». Он в ответ : «Три года как мы познакомились !». Вот и отличные положительные эмоции … И это один из 1000 таких наших мелких праздников… А ведь из таких мелочей и складывается вся наша жизнь. Он очень любил дарить цветы и подарки. На 8 марта он всегда поздравлял свою маму, меня, дочь, жён своих друзей. Он выбирал всегда очень красивые цветы и у него это получалось по особенному. 

   У меня была мечта. Мне очень хотелось научиться шить одежду. И вот , я, вечерами, пока сидела в декрете ходила на курсы кройки и шитья, а он занимался по дому. Эти курсы я со временем закончило, и это в дальнейшем помогало нашей семье. Я шила на заказ одежду. И вот 4 марта мой Валера приносит в дом швейную машинку. Вот тебе и подарок сюрприз к 8 марта ! Снова праздник в душе и в семье. Вначале у меня никак не получалось крутить педалью, поэтому я только кроила а Валерчик строчил. Через месяц приловчилась и я , и так стала шить себе и и дочери. 

 Затем в семье у нас появился второй ребёнок. Это вообще отдельная история. Когда дочери было 5 лет, решили купить ей братика. Но почему то почти год ничего не получалось. Пошла на приём к эндокринологу и выяснилось , что у меня щитовидка «барахлит». Меня срочно в область на операцию. Я в слёзы. Страхи. Ведь рядом сонные артерии, близко к щитовидной железе. А это опасно. Лерчик говорит : «Любаша – всё будет хорошо!». Так и получилось как он и сказал. И через год , мы «купили» сына, для дочери братика. Разница между нашими детьми 7 лет. Раньше УЗИ не было, но мой муж был уверен , что родиться дочь , и выбрал ей имя – Надежда. Во время школы он называл её Надюля, и никак иначе. Его любовь к детям и дому была безгранична. Когда появился ещё и сын Артём, то у мужа открылось второе дыхание. Всё свое свободное от работы время он посвящал семье. Очень часто мы ездили на природу , на шашлыки. 

 

   Всякие трудности мы переживали вместе, но Валерочка всегда умел найти нужные слова, успокоить, поддержать, подсказать. Он не мог долго молчать, когда мы ссорились. Он находил повод и всегда разряжал обстановку к примирению. Он был отличным семьянином. Старался для дома и детей. 

   Но вот 26 апреля 1986 года. Страшнейшая техногенная катастрофа на Чернобыльской АЭС…Очень сложно отматывать те тяжёлые события для семьи в памяти и снова пропускать все воспоминания через сердце. Я понимаю, что прошло уже много лет. Сама вырастила детей, по возможности выучила. Уже есть внук. Жизнь продолжается и я ей радуюсь ! Радуюсь вместе с детьми и внуками. Это прекрасно ! Но нельзя забывать и о людях, которые сейчас находятся в отвратительных условиях существования. Это ликвидаторы - чернобыльцы, которые живы. Как тяжело жить с их заболеваниями, когда они не могут нормально проверить своё здоровье. Что бы сдать кровь на качественный , точный анализ необходимо заплатить 45 гривен. И так везде. Всё это я пишу для того, что бы будущие поколения помнили о страшном , безжалостном, невидимом враге человечества – радиации. Что бы дети и внуки с пониманием и уважением относились к ликвидаторам последствий аварии на ЧАЭС. По возможности помогали своим вниманием и добрым словом. 

    Мой внук стоит перед уголком ликвидатора в городском музее нашего города Никополя. Его заинтересовал костюм, похожий на скафандр космонавта. « Бабушка, а почему дедушка не одел такой костюм, когда служил в Чернобыле ?» , - спрашивает внук. Я сдерживая слёзы пытаюсь объяснить, что при выполнении своего воинского долга по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС , такие костюмы достались не всем. И в первые моменты аварии , и даже первые пол года , солдатики работали в гимнастерках и марлевых повязках. Отвечаю с трудом, сглатывая слёзы. Борьба моего мужа с невидимым врагом , привела к тому что в 38 лет я стала вдовой. Впереди неизвестность. Семьи больше нет. Сама с 2 детьми. 

   Радиация – это страшный, невидимый враг… Реакцию эту остановить не возможно ! Расщепление продолжается и по сегодняшний день. Не смотря на то, что эти страшные события происходили в Украине  где-то далеко от Никополя, мы пытались получать информацию из газет. Выбирали продукты с наименьшим уровнем радиации, которые были изготовлены в других районах, не зараженных. Я выписывала журнал, где говорилось о целебных свойствах красной смородины, соков, как правильно чистить кровь. Я всё это читала. Но казалось, что все это где то далеко, но не с нами ! 

    29 апреля 1986 года мне позвонила подруга из Киева. В то время она работала на предприятии по изготовлению таблеток, и сообщила, что правительство вывело людей на демонстрацию 1 Мая. А наше начальство вывезло все свои семьи за пределы Киева.   Только потом стало известно, что это было сделано для того, что бы скрыть от мировой общественности все грандиозные последствия данной катастрофы и сделать видимость, что ничего серьёзного не произошло. 

   На ликвидацию этой страшной аварии бросили всех – пожарников, милицию, внутренние войска, военнослужащих. При этом не позаботились должным образом о защите человеческого организма от вредного воздействия радиации. Не обеспечили на нужном уровне средствами индивидуальной защиты. Вот так вот руководители думали только о себе и о своих семьях. Семьи других людей им было не жалко. Солдатики , присланные военкоматами в Чернобыль были в одних гимнастерках. 

    16 апреля 1989 года в наш дом тоже принесли повестку с Никопольского горвоенкомата. К этому времени наш сын пошел только в первый класс, а дочь училась в 8 классе. В повестке было указано :     « Чурикову В.А. явиться на воинские специальные сборы к 8.00 утра 17 апреля 1989 года». Авария на ЧАЭС уже была не где- то в Чернобыле… Она стояла у нас на пороге дома. Я слёзно уговаривала мужа : «Лерчик, Валера, не ходи, откажись !». На эмоциях я не хотела отпускать мужа на эти воинские специализированные сборы. Но ответ у моего мужа был один : «Любаша, я военнообязанный и должен явиться !». Лаконичный и точный ответ. Я расплакалась и давай собирать ему рюкзак в дорогу. Утром Валерий был возле военкомата. Я провожала его и плакала, но он меня успокоил : «Через месяц нас подменят .» Но подменили моего  Валеру только через 3 месяца и 5 дней. Вернулся он аж 22 июля 1989 года. Когда он вернулся оттуда, то стал очень раздражительным, нервным. Спокойного, уравновешенного человека было не узнать. На психику подействовал Чернобыль. В письмах домой он писал : « Страшная тишина. Не слышно детских голосов. Не слышно пения и щебетания птиц. Пустота на улицах. Не слышно разговоров людей. В домах все осталось так. Как будто хозяева ненадолго вышли и скоро вернуться.» Потом по приезду домой, мой муж рассказывал, как высшие чины делили аппаратуру, которая поступала на ЧАЭС. Японские музыкальные центры, телевизоры, магнитофоны. Рассказывал, как они напивались, теряя свой человеческий и моральный облик. Слушать это всё было очень прискорбно. Возможно, в дальнейшем эта выпивка и спасла им жизни. Алкоголь, как известно, уменьшает последствия вредного воздействия радиации. Если это и спасло им жизнь, то стоит порадоваться этому. Однако очень многие чины «прилипли» к чернобыльцам и пользуются всеми льготами, а настоящие ликвидаторы вымирают в холодных квартирах при невозможно дорогом лечении или профилактическом обследовании.  Все эти возможности с существующим уровнем коррупции для них недостижимы. Конечно же если Вы не депутат - чернобылец.

История одного никопольчанина

   Валера рассказывал, что пока развезет весь личный состав к местам дислокации , то часто сам опаздывал на ужин. И очень часто оставался голодным. Приходилось обходиться то что было – банка сгущёнки и горбушка хлеба. Но это очень не серьёзно для взрослого мужика. Проработавшего целый день в зоне отчуждения. 

     Из-за стремительно ухудшающего состояния здоровья Валерию пришлось оставить работу. Однажды, в  ноябре 1992 года, он вернулся с работы очень расстроенным. Во время работы, когда он на кране поднимал плиты, ему стало плохо. Закружилась голова и он не помнил как их опустил вниз. Чудом никто не пострадал. Это был последний звонок. Я перезвонила директору предприятия , на котором работал мой муж и сообщила о том, что ему необходимо медицинское обследование. Следует отдать должное директору малого предприятия «АРТ», он отнёся с пониманием к нашей проблеме, и не возражал против больничного листа моего мужа. 

    На следующий день мы пришли в регистратуру, и там огромными буквами было написано : «Чернобыльцы обслуживаются вне очереди.» . Но нам пришлось выстоять её полностью. До Чернобыля мой муж вообще не имел в поликлинике никакой амбулаторной карты. Был очень крепкий. Здоровый, жизнерадостный. Через год после возвращения с этих воинских сборов начались головокружения, частые кровотечения из носа. Сперва мой муж обратился к участковому терапевту, которая, даже не дала ему больничный. Фамилию и имя этого участкового терапевта я запомнила навсегда - Людмила Усатая. Осмотрев моего Валеру она сказала : «Ничего не нахожу и больничного не дам, так как нет температуры. А сосудики надо подлечить.» Также она не назначила никаких медикаментов для укрепления сосудов. Я возмутилась : «Что Вы !Ведь он же чернобылец !Может необходимо проверить кровь ? Может низкий гемоглобин ?». На что получила ответ: «Да что Вы начинаете ?» Из-за действий терапевта мне пришлось обратиться к заведующей 2 поликлиники. Заведующая поликлиники вызвала Усатую Людмилу к себе в кабинет. О чём они беседовали, я не знаю, но через некоторое время терапевт вышла из кабинета вся заплаканная. Моему мужу открыли больничный, было проведено полноценное обследование. Так же были проведены анализ крови, сделана кардиограмма, назначено обследование у невропатолога. При обследовании врач кардиолог 

Тейнета Р. сообщила, что ломкость сосудов, это одно из последствий воинских сборов по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Что это процесс не обратимый и пациента можно только поддерживать некоторое время медикаментозно. Это была одна из первых правдивых диагностик, из которой мне стало всё ясно. Я не верила, потому что моему мужу было всего 39 лет. Далее наши мытарства только начинались. Когда сделали гистологический анализ желудка, то получили так же не утешительный ответ.

   Запомнился случай, когда я уложила мужа в тубдиспансер, где были очень хорошие - врачи фтизиатры , питание, условия для всех городских «мужей», которые там лечились. Специалисты по лёгочным заболеваниям были очень квалифицированными. Однако для высоких чинов пребывание в больнице было не ограниченным, а для других 21 день. Вылечился или не вылечился, всё равно выписывали.  

   С ноября 1991 года по декабрь 1992 года мы провели по больницам. Моему мужу сделали биопсию желудка, и мы получили ещё один не утешительный диагноз. Приговор был ясен. Но я всё равно отказывалась верить во всё происходящее… В стационаре ему вливали кровь, но она уже не вливалась. Сосуды уже не принимали. В областной больнице профессор предложил операцию , но Валера категорически отказался. В индивидуальной беседе мне потом врач сказал. Что резона делать операцию, нет. Кровь не вырабатывает защитных компонентов. То есть, я прооперирую, но желаемого и нужного результата это не даст. Этот разговор я скрыла от мужа, боялась что он замкнется в себе. Но он и так всё понимал и поэтому мы с ним не говорили ни о чём. 

   Когда мы были на подтверждении диагноза в онкодиспансере, то у онколога в приемной была очень внимательная медсестра Корх Лидия Григорьевна. Именно он и подсказала связать болезнь мужа с пребыванием на военных сборах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 

Эту связь из-за бюрократической машины мы оформляли с большим трудом. Врачей приходилось постоянно беспокоить по этому вопросу, что бы оформить эту связь. 

   К моему большому сожалению ни отдел горисполкома, тогда там работал Виктория Ивановна (фамилию не помню) , ни специалист управления труда и социальной защиты населения Усачёва Е.В. мне не подсказали, что эту связь нужно оформлять обязательно. 

   Когда мой муж лежал в больнице, то все лекарства я покупала сама, без помощи государства. Все что в доме было продала. С работы из детского садика пришлось рассчитаться, что бы ухаживать за больным лежачим мужем , инвалидом 1 группы. Прервала свой педагогический стаж. Никто ! Ни специалисты горисполкома, ни социальные службы, ни Союз Чернобыль , никто мне не подсказал, что я имею право оформить пособие по уходу за инвалидом 1 группы. Где были социальные службы города ? Чем занималась на работе Усачёва Е.В. ? Чем занималась Виктория Ивановна из горисполкома ? Это вопрос остается без ответа. 

   В то время соцслужбы из местного бюджета выплачивали по 12 грн и по 6 грн. в месяц на питание. Когда я пошла в Чернобыльский отдел к Виктории Ивановне спросить , почему уже 6 месяцев задерживают эти выплаты, то мне Виктория Ивановна ответила : « Идите отсюда ! Вы такая скандальная женщина !» . Вот и вся помощь, которую я получила в то время. Это был как нож в сердце. Средств к существованию не было. Только больничный мужа, который выплатили после его смерти. Приходилось жить на продаже всех вещей из дома, что бы не умереть с голоду. Каждый день я , что бы купить мужу гранатовый сок, что-нибудь продавала. Ещё были нужны медикаменты и продукты для детей. Продала плащ, продала все хрустальные вазы, термос, свои зимние сапожки, китайское шелковое покрывало, и многое другое. 

   Дети были полуголодные. Готовила котлеты из лука, из орехов, вареники с капустой, капустник из капусты. Однажды мой сын , привел в гости друга. И мне их нечем было угостить. Насыпала капустника с капустой. На второй наложила вареников с капустой. Капусту заели капустой. Было очень стыдно ! Так стыдно. Что я попросила сына больше не приводить в дом своих друзей. Спасибо сыну, очень благодарна ему за понимание, он меня обнял , прижал к себе и сказал : «Мама  ! Не расстраивайся !». Так же я очень благодарна  за то, что я, в то, невероятно тяжелое время, получила в качестве благотворительной помощи мешок муки от настоятеля Спасо-Преображенского Собора – А.Марущака. 

   Вот такой был период после ликвидации аварии . Такое было внимание со стороны государства тогда ещё к живым ликвидаторам. Если так называемые «госслужащие» не выполняли Законы Украины, то хотя бы не ставили палки в колёса . Но у нас страна лозунгов. Написано : «Принять без очереди» - ПРИНЯЛИ. Написано оказать помощь – ОКАЗАЛИ (посильную). И вот мужа не стало.

   День смерти мужа- это особое испытание. Дети не понимали, почему их отец – весёлый , здоровый, общительный папа больше молчал . Очень мало разговаривал. Почти не вставал. Сын Артём спрашивал : « Мама , а почему у папы стали такие большие глаза ?» . Валерий похудел на 35 кг. Остались одни голубые глаза. Сын этого не понимал. А я не знала , что ему ответить на его вопрос. Дети верили, что папа встанет. Я тоже пыталась себя заставить всеми силами в это поверить. 

23 апреля дочь пришла из школы. Я с сыном их отправила в магазин. Когда они вернулись из магазина, их папа умер. В 13,20 Валеркино сердце остановилось. Артём кричал : «Пусть папа просыпается !, Я не хочу что бы он спал !». Дочь Надежда так кричала, что её никто не мог успокоить ! Чиновничья машина потом нас очень долго ещё уничтожала. Когда мы ходили собирали все необходимые справки для оплаты коммунальных платежей и пересчетов в связи со смертью нашего кормильца. На каждую бумагу нам приходилось оформлять ещё одну бумагу. Справки все платные. Если есть долг, то справки не получишь. И никого не интересовало, что все деньги семьи уходили на лекарство лежачему ликвидатору ЧАЭС. Инвалиду 1 группы. Так было и с теплосетью. Выдавили всё, что только можно было. Поту что видели, что я законополсушная, живу , и ещё чего то жду от государства! А её муж- отдал свою жизнь, ну и ладно ! Это их проблемы!

     И вот я снова  в реальности - с двумя голодными детьми, с долгами  и без работы. Ухаживая за инвалидом 1 группы, ликвидатором последствий аварии на ЧАЭС, работать просто физически не возможно, даже по ночам, даже грузчиком или уборщицей. Предложили обратиться в «Союз Чернобыль». Первоначально на тот момент был председателем Иващенко Александр Борисович         ( возможно я путаю отчество). Это очень внимательный человек, самый настоящий ликвидатор, и активный общественный деятель. Пожарник. Он сам был в первых рядах при ликвидации аварии на ЧАЭС. При обращении к нему, он сказал : «Напишите заявление на помощь ! Чем сможем, тем поможем.» И мне была выделена помощь 17 гривен, или рублей. Я уже запуталась в этих огромных суммах.» 

   Так же обращалась несколько раз к специалисту социальной службы Усачёвой Е.В.  и в «Союз Чернобыль» с просьбой оказать помощь в поиске работы. Посодействовать хоть чем-то. Но всё было понапрасну. Когда в Союз Чернобыль выбрали председателем Щербину Владимира Владимировича, то он очень хорошо руководил своей организацией. Даже бывшему меру г.Никополь Старуну С.В. это нравилось. Помощь, которую выдавал горисполком, даже получали некоторые чернобыльцы и вдовы по 20-25 гривен. А один раз я получила через горисполком по паспорту 150 гривен. Не помню к какой дате ЧАЭС. 

    Однажды я пришла на заседание членов «Союз Чернобыль» . Очень много говорили . Выступали Андреев, Потайчук, Корх, Жук, Жученко, и другие. Многих я в лицо и по имени уже не помню, но они были постоянные члены «завсегдатаи» этих собраний «независимого клуба». «Сердце и почки» организации Союз Чернобыль. На этом заседании решили ходотайствовать за Чурикову Л.К. (то есть за меня ) перед Областной ячейкой «Союз Чернобыль» об оказании мне помощи. Я была очень рада но очень долго-долго ждала этой помощи. Щербина В.В. со своим помощником когда ехал , то по дороге потерял все документы моего покойного мужа. И сама помощь была очень тяжелая. Так что мы её потом не нашли. В дальнейшем я ни когда не обращалась в Союз Чернобыль. Это ответ для, тех кто не понимает зачем создан «Союз вдов чернобыльцев» . Благодаря крепкому, тесному общению в этом союзе, вдовы имеют возможность подсказать друг другу тонкости действующего законодательства, помочь друг другу. Очень радует что мы встречаемся по всем праздникам, созваниваемся. Поздравляем друг друга с Днём рождения ! В нашей организации царит дух милосердия, взаимопонимания, выручки.  Совместные посещения православных Храмов позволяют соблюдать нам Христианские правила жизни и заботиться о будущем своей души, что является очень не маловажным. В работе нашей организации помогает Отец Николай Марущак. За это огромная ему благодарность и низкий поклон !

    К бывшему председателю не было возможности обратиться. Хотя я и имела право на получение льготного жилья, но Щербина не ходатайствовал и не содействовал мне в этом вопросе. Он был очень-очень занят , потому что поехал за картошкой на  новом автомобиле. Что бы её продавать и помогать финансово другим чернобыльцам (так говорили в народе). Однако многие чернобыльцы до сих пор не хотят ходить на собрания Союз Чернобыль , и вообще иметь каких либо дел с этой организацией.  А Щербина В.В был то занят, то болеет, то у него ремонт квартиры. А помощь как и тогда , получают только одни приближённые. И право на улучшения жилищных условий мы имели согласно действующего на сегодняшний день Закона Украины «О статусе и социальной защите граждан, пострадавших в результате аварии на Чернобыльской АЭС». 

   Я вдова с огромным багажом воспоминаний (1993-2002) пишу все это не для того , что бы вызвать жалость к себе. А от того, что я понимаю, что чувствует женщина один на один , столкнувшись с такой ситуацией безысходности. Пишу потому, что это очень не лёгкая ноша в момент безработицы, без поддержки социальных служб, центра занятости, горисполкома, общественных организаций вырастить детей, поставить их на ноги. Очень обидно ,  когда некоторые чиновники, дав нам Законы, обязывают нас жить строго по ним, строго их выполнять и соблюдать. А сами поступают по принципу - а мы будем по «бэспределу». 

   Очень часто вспоминаю. Как я хотела обратиться к городскому голове Старуну С.В. Мер тогда приехал из какой то командировки и ходил по коридору и с важным видом всем сотрудникам показывал маленький мобильный телефон размером со спичечный коробок. Разговора тогда с ним не получилось. Он уехал , наверное по очень важным делам в яхт-клуб. 

   В социальную службу города обращаться – нет резона. Там не только нет помощи, но ещё и утаивают информацию относительно действующего законодательства Украины. Относительно того, что льготы вдовам гарантированны государством, особо не распространяются. Вот такая вот социальная функция государства. А зачем это делать ? Ведь сэкономленные средства, можно использовать в конце года в другом направлении. Например в виде поощрений, за очень добропорядочные социальные программы… Все изменения в действующем Законодательстве Украины я узнаю теперь от общественной организации «Союз вдов чернобыльцев» и от адвокатов. И сама себе задаю такой вопрос: «Для чего государству нужны такие службы?».

   Через много –много лет мои друзья помогли мне устроиться на Бройлерную фабрику. О своем педагогическом стаже я даже и не вспоминала. Потому что была очень рада этой работе, что нашла. Зарплата на бройлерной фабрике была для меня поистине фантастической по сравнению с 12 гривнами в день на рынке. Большим подспорьем был огород. Не знаю. С чем можно было сравнить то время, пусть простят меня люди , пережившие войну. Одна, в социальном обществе, где множество социальных программ с 2 голодными детьми . 

   Я пишу эти воспоминания и мне не вериться, что я со своими детьми всё это пережила. Это кажется было не с нами. Все прошло. Но из памяти этого не вычеркнуть. Я не из нытиков. Я оптимист по натуре . Но так случилось . что это мой крест и я его несу. А Господь, как известно, дает по силам каждому. И спасибо общественной организации «Союз вдов чернобыльцев». Уже не столь грустно и одинок. Уже есть возможность всем нам сплотиться. Друг другу помочь. Подсказать. Спасибо так же родной стране за её красивые лозунги !

   Теперь я уже пенсионерка, и что бы вымолить у государства 105 гривен надбавки к пенсии я снова начинаю мытарства. Суд, адвокаты, письменные отказы с соцзащиты и горвоенкомата. Даже отказы в выдаче справок, которые должны выдаваться по действующим законам Украины. Отказ, отказ. Снова отказ ! Вот так и живем. Не скучно с нашим государством. С его огромным количеством кабинетов и не нужных чиновников. И всем им хочется достойной зарплаты, и поэтому они стоят и ждут надбавок к ней. И когда нибудь наступит время, когда чиновников станет меньше, а Законы Украины начнут действовать так, что их не надо будет доказывать в суде. И эти законы будут для всех одинаковы , а не только для «приближенных». 

Супруга погибшего героя – ликвидатора ЧАЭС:  Чурикова Любовь Константиновна


Больше комментариев на страницах газеты "ГОРОД Никополь" в соцсетях:

 facebooktelegram,  twitter,Google +, и видео на нашем канале: Канал на youtube


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

3 комментария

dimawer 4 февраля 2014 18:25
Очень жаль людей погибших в мирное время за свою страну такой жуткой смертью,когда нибудь всем прийдется отвечать за свои грехи и за свинское отношение к людям всем чиновникам!
  • 0
vvv 4 февраля 2014 18:45
Лариса Викторовна Дуксова очень хорошо знает , о чем идет речь. Когда её опричники, обижали тех, кого не следовало обижать - люди просто собрались и сказали, что день выборов очень близко ! Токарю на выборах все дружно скажут нет. Лариса Викторовна - не обижайте тех , кого по сути своей обидеть не возможно. Эти люди себя в обиду никогда не дадут ! Спасибо Вам, что вы сделали все , что бы за Токаря люди не голосовали. И хорошо , что Вы показали своё волчье лицо ! Личину звериную !А дети войны, афганцы, жены чернобыльцев и их семьи скажут своё слово не только на выборах.
  • 0